Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных

One Step Behind

10:50 

Сарм@
Я не волшебник. Я только учусь. (с)
Название: Том
Автор: Сарм@
Пейринг: как такового, нет. Есть Курт, Магнус и... Том Не Хиддлстон!
Рейтинг: PG-13
Жанр: romance
Размер: мини
Посвящается: SHERLOCK_RDJ, ибо без нее и ее поста ничего бы и не было.



Его долго трясли, а потом вытряхнули на ковер. Уткнувшись мордочкой в короткий ворс, он чихнул и жалобно мяукнул. Так, на всякий случай. Вокруг было много новых странных запахов, но знакомый был только один. И он, бочком-бочком, прижав ушки к голове, попытался добраться до его источника. Но, уже навострив коготки, чтобы вцепиться в подол платья хозяйки, он вдруг оказался в воздухе, беспомощно дергая всеми четырьмя лапками.
Он попытался, было, возмутиться, но на его злобное шипение никто не обратил внимание. А спустя секунду его просто отдали в незнакомые руки.
- Вот. Это Том. Прости, пап, что я тебя напрягаю этим, но времени найти ему нового хозяина, не было совсем. Так что потерпите его уж немного, ладно?
- Только немного. – Между ушками далеко не нежно погладили чужие пальцы, но Тому все равно понравилось. Он обнюхал мозолистые пальцы и одобрительно чихнул. От человека пахло молоком и той странной штукой, которую его хозяйка называет кофем. А еще он был теплым. И голос у него был приятный.
Том муркнул, потерся мордочкой сначала о ладонь, потом о рубашку на груди. Он был очень умным котенком, а мама всегда его учила, что умные котята вредничать не должны, если хотят жить хорошо. Правда, еще она говорила, что кошачью гордость терять нельзя, а капризничать можно и даже нужно. Иначе люди забудут, кому служат.
- Я заберу его, как только вернусь. Спасибо, папа. – Том только повернул ухо в сторону удаляющегося стука каблучков.
- Ну и что нам с тобой делать, чудо? – Тома дернули, повернули, а потом в глаза заглянула пара человеческих глаз, от которых лучиками расходились морщинки.
- Отпустить? Пусть побегает, осмотрится. – А этот голос Том услышал первый раз. И был он какой-то странный… Такой, от которого хочется кататься по полу, мурлыкая, и одновременно царапаться.
- Мур? – Том с любопытством понюхал воздух, повернул голову к говорившему, и дернул ушком. Странные у него глаза. И морщинок-лучиков нет. Зато волосы такие… непонятные. Том однажды видел что-то подобное, когда только-только научился ходить. Он был ужасно любопытным, но слабым и, не удержавшись на подламывающихся лапках на краю порога, свалился в кучу чего-то странно и приятно пахнущего. Оно так интересно пружинило и щекотало пузико… А мама назвала это «что-то» стружкой. Вот волосы у этого незнакомца были точь-в-точь как та стружка.
А незнакомец все смотрел, смотрел в его глаза и вдруг усмехнулся:
- Знаешь, Курт, я такой лукавой и наглой мордочки в жизни еще не видел. С виду – ангел ангелом, а на деле…
- Он просто котенок, Магнус. – Тот, кого назвали Куртом, опустил его на пол, и Том тут же плюхнулся на пятую точку, разглядывая босые ступни того, второго. Странное у него имя. Он сам весь странный. Поведя носом, Том подошел к мужчине и обнюхал палец. Усик скользнул по коже, и Магнус отдернул ногу.
- Щекотно же!!
Курт рассмеялся, и Том потянулся с довольным видом. Курт ему определенно нравился. А вот с Магнусом было пока непонятно. У него была стружка на голове, странный голос, запах, а еще он боялся щекотки. Почесав за ухом, Том решил пока не напрягаться. Все равно к ужину все станет ясно. А пока можно осмотреться. И Том, задрав хвост морковкой, чтобы его можно было легко заметить в случае чего, потрусил в сторону кухни, из которой доносились очень вкусные запахи.

…Том прятался под диваном и, откровенно скучая, ждал, когда же наконец в доме выключат свет и хозяева отправятся спать. Можно было бы, конечно, не сидеть здесь, а выползти, но проверять степень раздражения Магнуса как-то не хотелось. Тот никогда не бил Тома, и за хвост не дергал, но поднимал за шкирку, а чувствовать себя беспомощным котенок терпеть не мог. Так что лучше он пока здесь посидит. К тому же выражение лица Магнуса, обнаружившего тщательно прогрызенную дыру в шнуре от зарядки своего ноутбука стоило любых неудобств. Том потратил на это почти час, пытаясь сделать дырку идеально круглой, и результатом остался доволен. Чего не скажешь о Магнусе. Никакого чувства прекрасного у человека.
Том чихнул от пыли и неожиданно вспомнил тот свитер Магнуса, с которого все и началось. Он лежал на кресле, маня своей доступностью, мягкостью и запахом. Том залез сначала на кресло, потом ткнулся носом в шерсть и словно опьянел. Он катался на спине, терся мордочкой и пузиком, выпускал когти и громко мурчал от удовольствия, не замечая, как любимый свитер Магнуса превращается в клубок порванных ниточек. Ну а когда сам хозяин вернулся домой и обнаружил все это безобразие, было уже поздно. На Тома никогда так не кричали, но он все равно пытался оправдаться. Ему было хорошо, уютно, щекотно и вообще он почти влюбился. Вот только объект любви, похоже, этого даже не замечал. Ну а когда Магнус ткнул его лужицу, которую Том случайно (правда-правда, ну совершенно случайно О_О) наделал, котенок понял – это война. Ибо от любви до ненависти один шаг.
Самым любимым у Тома было царапать руки. Или ноги. Или что-нибудь другое, что под коготки подвернется. Ему не нравилось приносить Магнусу боль, но нравилось оставлять следы и потом любоваться ими. Он еще не понимал, почему вдруг это было так важно, но почему-то считал, что если Магнус принадлежит ему, то и помечать его нужно. И чем чаще – тем лучше. Но это не было актом мести. А вот наделать лужицу в любимые тапки – очень даже. Или потереться спинкой обо всю одежду Магнуса, оставляя на ней свои шерстинки. Подрать недочитанную газету. Рассыпать сахар. Пробраться ночью в спальню и, забравшись на кровать, поцеловать прямо в ухо. И еще, и еще, и еще… Список был бесконечным, но испорченный провод был наивысшим достижением, и Том им втайне гордился. Правда, все равно спрятался под диван. На всякий случай.
Том шевельнул ухом, повел носом и решил высунуть мордочку «на волю», чтобы проверить обстановку. Кажется, свет выключили. Ага, и спать ушли. Том выполз из-под дивана, придирчиво проверил содержание лотка и миски, погрыз (без особо аппетита, впрочем) сухариков, чтобы зубки острее были и решил, что можно приступать к следующему плану. Подобрав коготки и бесшумно ступая, он дошел до двери в спальню и, пользуясь тем, что ее никогда не закрывают плотно, прошмыгнул внутрь. Прислушался к возне на кровати, приглушенным стонам и шепоту, а потом ловко забрался на кресло, раздумывая над тем, что странные все-таки звери эти люди. То жуют эти страшные дымящие палочки, то пьют какую-то гадость. А теперь вот барахтаются на кровати вместо того, чтобы спать. Он уже видел, как они обнимаются. И как касаются губ губами – тоже. Он уже знал, что это называется «поцелуй». У людей вообще все, что связано с губами называется так. И Том не мог не признать, что это приятно. Правда, нынешние хозяева целовали его мало, а вот бывшая… Том примерился и перепрыгнул на кровать, уже предвкушая, как запустит свои зубки в Магнусову пятку, но не рассчитал и приземлился ему на ноги. Что тут поднялось! Крик, шум, свет ударил по глазами, и Том инстинктивно спрятал мордочку в хвост и прижал ушки к голове. Вот ему сейчас влетит от Магнуса… Но за шкирку его взял совсем не он. И тогда Том понял: дело плохо.
- Позвольте кое-что сказать вам, молодой человек, - Курт вынес его на кухню за шкирку. Опустил на табуретку и навис сверху. – Мне надоела ваша война. И если вы еще раз сотворите нечто подобное, то лишитесь усов. И когти ваши я вам тоже обрежу. Надеюсь, все ясно? – Он еще немного посверкал глазами для пущего убеждения и ушел, захлопнув за собой дверь. А Том свернулся пушистым клубком и задумался. Лишиться коготков он не хотел. Они у него были острые, красивые. А усики вообще делали его неотразимым. Но Курт – он такой… Он Магнуса любит. И что угодно ради него сделает. Хотя Том Магнуса тоже любил. Где-то в глубине своей непостоянной кошачьей души. Просто тот не обращал на него внимания. Первое время так дулся за свой свитер, что делал вид, будто Тома и вовсе нет. Тот даже засомневался в собственном существовании. Но изучив в зеркале свое неотразимое отражение, убедился, что все в порядке, и он – есть.
Том лениво почесал ушко, и констатировал с легкой грустью: нужно объявлять перемирие, пока все не уляжется. Как бы ему не нравилось, когти-усики были важнее. Да и вдруг Магнус тогда его тоже целовать будет?
Решено – сделано. И следующим утром Том с самым понурым видом приплелся к Магнусу. Вскарабкался на диван и устроился прямо на коленях мужчины, заглядывая в глаза.
- Мур?
Магнус только вскинул бровь. Но не согнал. И Том осмелел. Подался вперед, встал лапками на грудь.
- Мууур??
Магнус хмыкнул. И Том опустил ушки.

- Мур…
Магнус вздохнул и вдруг притиснул котенка к себе. Погладил по голове, вызвав у того довольное урчание, что-то шепнул, почесав снова вставшие торчком уши, чмокнул в холодный нос, и Том вдруг в порыве чувств выпустил коготки, впившись ими со всей дури в тонкую кожу. Магнус ахнул от боли и неожиданности, Том виновато мявкнул и тут же повис в воздухе, поднятый за шкирку. Пару секунд Магнус изучал виноватую кошачью мордочку, а потом вздохнул и снова прижал котенка к себе. Том блаженно зажмурился, думая про себя, что войну можно иногда и того… прерывать. На небольшое перемирие. Но только на совсем недолгое. А то у него там еще старая фотопленка нетронутая… Да и миску с едой он давно не переворачивал. Хотя, наверное, и большое перемирие. У Магнуса такие ласковые руки. Мууууурррр…

@темы: фанфики, Magnus Martinsson, Kurt Wallander

Комментарии
2012-12-09 в 15:04 

SHERLOCK_RDJ
Stay frosty.
Иначе люди забудут, кому служат. ВОТ ОНА КОШАЧЬЯ ФИЛОСОФИЯ!!!!!!:five::five::five:
Потрясающе, так весело и в то же время нежно:heart: А переполох в спальне - :five::five::five:

2012-12-09 в 16:42 

Stacey_Jaxx
Тихо, Бильбо, не пищи!.. Я упорот в дубощи (с)
Сарм@, читатель в лице меня тихо умер в луже слюней от передоза няшности и кавайного умиления :inlove::inlove::inlove::inlove::inlove::inlove::inlove::inlove::inlove::inlove:
Позвольте Вас любить вечно! :heart::dance2::red:

   

главная