One Step Behind

14:37 

«Сказки зимнего Истада-2», день 2

Мартинссон, бесишь!
My inner song of steel, electricity & disappointment. And yours?


Название: Магия Севера
Автор: Мартинссон, бесишь!
Пейринг: валландерссон
Размер: мини-мини
Рейтинг: PG-13 (2066 слов)
Саммари: какой-то там по счету раз про то, как все было
От автора: это скорее АУ, а не нарушение таймлайна

Мороз крепчал, казалось, с каждой минутой, заставляя снег под уставшими ногами пронзительно хрустеть в звенящей тишине леса. Валландер буквально представлял, как под его весом разбиваются на мелкие осколки микроскопические кристаллы льда, составляющего белое полотно вокруг голых сосновых стволов. Единственным звуком в этой тиши были лишь такие же шаги рядом, принадлежавшие Мартинссону. Тот так же устало плелся по непредсказуемым сугробам, иногда нарочно выдыхая пар изо рта сильнее, чтобы посмотреть, как тот закручивается кольцами и тут же исчезает.
Кажется, Магнуса совершенно не беспокоило то, что они лишились машины посреди белоснежной дикости природы в нескольких километрах от пункта назначения и могут замерзнуть до смерти, и, возможно, до весны их никто не найдет. Именно это он и сообщил Мартинссону, замедлив шаг и перестав пялится на иней, покрывающий блондинистые кудри, торчащие из-под дурацкой красной лыжной шапочки с оленями.
– Ты так говоришь, как будто мы уже умерли, – Магнус фыркнул. Получилось забавно, потому что мороз склеивал ноздри, стоило лишь дать ему повод. – Мы почти дошли – видишь огни?
Курт огни видел, но они казались ему гораздо дальше, чем были на самом деле. Валландер любил уединение, но добровольное изгнание людей в такие отдаленные места все-таки понять не мог: город и – что уж там – южная часть Швеции были ему гораздо ближе, чем подобная глушь.
– Я бы предпочел увидеть их с лицевой стороны, а не с задворок, – проворчал Курт, – и через лобовое стекло.
– Считай это боевым крещением Севера!
– И это мне говорит человек с синими губами…
– Да, человеку, бесстрашно бросающемуся на серийных убийц, но при этом боящемуся какого-то там мороза, – не остался в долгу Мартинссон, натягивая шарф на подбородок и пихая Курта локтем, словно подначивая.
– И людей, которые не проводят техобслуживание автомобиля.
Магнус закатил глаза. Как бы странно это ни было, но в этих местах снег словно светился, отражая чистейший небосвод без загрязнения огнями городов, а потому ночь вокруг не была кромешной: царил полумрак, в котором Валландер четко различал черты своего спутника.
– С ней было все в порядке. Это… Ладно, не важно. Извини. Еще раз.
Мартинссон внезапно смутился, хотя Курт уже давно не был зол.
Впрочем, он был не особо зол и до этого, когда на неверной полосе дороги (или даже не дороги – было не разобрать) их круто занесло из-за поспешности на повороте. Они оба скорее были испуганы неожиданным финтом, но сноровки Мартинссона хватило на то, чтобы, запаниковав, не перевернуться. Они уткнулись носом до самой крыши в придорожный сугроб, увязли, а потом и вовсе заглохли и не смогли завестись.
Мартинссон, пародируя Найберга, констатировал смерть пациента и убедил Курта короткой дорогой отправиться через лес до поселка. «Короткая» дорога продолжалась до сих пор - Курт даже не хотел знать, каково было бы на длинной, как он хотел пойти изначально. Он и без того почти не чувствовал пальцев на руках и ногах, и, кажется, даже не чувствовал уже, как его спортивная сумка бьется о спину при каждом шаге.
– Это не твоя вина, – Валландер вздохнул, шмыгнув носом.
Какие там сопли, на таком-то морозе?
– Ну, я же тебя сюда затащил, – Магнус пожал плечами, тоже шумно втянув носом прозрачный ночной воздух.
– Прямо так и затащил…

***


– Курт, подожди!
Мартинссон догнал его на середине парковки, которую Курт пересекал, с уверенностью ледокола продираясь через пока не протоптанный слой снега. В скорости Валландеру с этим длинноногим и кудрявым крейсером было не тягаться, потому он выдохнул и почти остановился.
По правде говоря, последние несколько дней он старательно избегал Мартинссона ввиду надвигающихся праздников, и у него на это были причины. Например, та, по которой последние два месяца он и так достаточно часто наблюдал Магнуса у себя дома.
– Тебя подвезти? – спросил он подтрусившего к нему Мартинссона будничным тоном. – Линда уже уехала.
– Знаю, я видел фотографию в твиттере из лондонского аэропорта.
Что это за твиттер такой, что из него можно узнать все, не делая никаких звонков? Уже который вечер подряд Курт хотел спросить у Мартинссона, у Линды или даже поискать в интернете об этом, но каждый раз забывал, потому что в глубине души, несмотря на любопытство, абсолютно не хотел этого знать. Как и вообще вторгаться в этот мир современных технологий, в котором что Линда, что Магнус чувствовали себя настолько свободно, что периодически Валландер абсолютно переставал понимать, о чем эти двое разговаривают. А говорили они много.
С момента, как Линда начала работать в полиции Истада, Мартинссон стал для нее чем-то вроде проводника по новому миру: рассказывал, как и что устроено, как они работают, кто есть кто, какие капризы выдает ее величество Старая Техника и как ее уговорить с помощью Магнусовского ноутбука. При небольшой разнице в возрасте и инциденте со спасением в прошлом двое быстро подружились, что периодически приводило Мартинссона на порог Валландеров.
– Так тебя подбросить? – повторение вопроса было неловким, как и почти все их разговоры наедине, потому что общение Магнуса с Линдой и, как казалось старшему инспектору, их взаимный… интерес были лишь половиной беды.
Второй же половиной было то, что чем больше Курт случайно и неслучайно слушал их разговоры, тем больше у него не получалось игнорировать свою собственную заинтересованность, проснувшуюся в ответ на улыбки Магнуса, которые, оказывается, существовали в природе, на его внимательность, на его попытки то и дело втянуть старшего Валландера в беседу, и почти наивное, как он думал, предположение Мартинссона о том, что теперь они – куда большие друзья, чем были до этого.
Может быть, для Магнуса все так и было, но для Курта, чем больше он открывал в Мартинссоне не коллегу, но человека – со своими чаяньями, желаниями, увлечениями и глупостями, с историей его жизни, – было все сложнее смиряться с собственной… Неконкурентоспособностью рядом с дочерью. Да, вот что так расстраивало Валландера в этой ситуации. Что время ушло, все шансы использованы, либо безбожно загублены, но воля к жизни и желания никуда не пропали, и теперь они терзают и дразнят по ночам, обзаведясь вполне себе материальным лицом. И телом. И движениями.
– Вообще, не откажусь, – Мартинссон улыбнулся, своей репликой вырывая Валландера из его мыслей и путешествия взглядом по фигуре Магнуса, мелко подрагивающей от холода.
Он вылетел на улицу без шапки, с которой обычно не расставался зимой, быстро простужаясь без нее. Курт было хотел сказать ему, чтобы тот надел спасительный предмет гардероба на макушку, но замялся и не стал, тем более Магнус продолжил:
– Но вообще-то у меня есть вопрос.
Который было решено выслушать в машине. Но даже когда Курт завел двигатель и включил печку, руки Мартинссона, пальцы которых тот сплел для тепла, продолжали почему-то подрагивать.
– Жаль, Линда в Лондоне, я хотел предложить вам обоим, но возможность появилась поздно, - начал Магнус издалека. – Поэтому предлагаю только тебе. Эксклюзивно.
Тут Мартинссон сделал что-то, абсолютно странное для их разговора – равно дома или на работе – он подмигнул Курту.
– И что же ты предлагаешь?
– Если у тебя нет других планов, хочешь составить мне компанию в путешествии на север?
Курт давно заметил: Магнусу Мартинссону никогда не была присуща скромная конструкция «не хочешь ли» в вопросах, что, к ужасу собеседника, делало ответы «нет» и «да» абсолютно эквивалентными, и приходилось добросовестно решать, согласиться или отказаться, не имея возможности зацепиться за отрицание, заложенное в самом вопросе.
– На север?
– Швеции, разумеется. Ну, знаешь, поближе к старому доброму Томте – так больше шансов получить подарок, – Мартинссон почти по-ребячески хихикнул, к тому же перестал дрожать. – У меня на севере живет дальняя родня – мы давно не виделись, и они предложили приехать и привозить, кого могу. Они буквально возмущены тем, что большинство шведов не знают, что такое настоящая снежная и морозная зима и, соответственно, Швеция! Я просто не мог им отказать.
Мартинссон заразительно улыбался, и у Курта у самого уголки губ немного загнулись вверх.
– У меня нет планов на Рождество. Но ты уверен, что это хорошая мысль – привозить лишний рот гостеприимным людям?
– А кто сказал, что нас будут кормить? Будем ловить рыбу вместе со всеми, – глаза Курта округлились от такого «веселого» заявления, но Мартинссон тут же засмеялся открыто. – Это шутка, Курт, но попробовать хоть раз что-то поймать подо льдом – стоит. К тому же не хочется ехать одному… Вдруг меня сочтут слабой городской особью и съедят, как неприспособленного? А так мы хотя бы сможем обороняться.
– Хорошо-хорошо, – дальше было невозможно сопротивляться смеху.
Неудивительно, что за последние месяцы он слышал, как смеется Линда, чаще, чем за многие годы. Может, зря он брыкается?
Курт глянул на пассажирское сидение, оторвав глаза от дороги, чтобы встретиться взглядом с Мартинссоном, всматривающимся в него в ожидании чего-то.
– Я поеду. Покажу тебе, как эффективно спасаться бегством на снегоступах от каннибалов в условиях северной Швеции.

***


– А, оказывается, ты тот еще хвастун и даже мороз плохо переносишь, – подытожил краткий экскурс в воспоминания Мартинссон, попытавшись засмеяться, но тут же закашлялся: мороз склеивал не только ноздри, но и внутренности чересчур часто открывающихся ртов.
– На севере, Мартинссон, на севере!
– Оправдывайся теперь!
Они все ближе подходили к кромке леса и поселку, и Курт уже начинал верить, что не успеет получить обморожение высоких степеней. У него даже открылось второе дыхание, и ему не хотелось просто упасть на колени и примерзнуть к насту. К тому же, хоть и было невероятно холодно, вокруг действительно была та редкостная красота, которую можно увидеть только на фотографиях в сети, что делают безумцы, готовые ради великолепных кадров закинуть себя в любой опасный уголок планеты и рискнуть какой-нибудь частью тела.
Мерцающий снег и тень следов не то оленя, не то лося на пригорке у дальней сосны, почти полная луна теперь висела уже над головой, оповещая, что скоро наступит или уже наступила полночь. Полночь в рождественский канун…
– Жаль, Линда не увидит этого. Ей бы здесь понравилось, – решил он подбодрить Мартинссона, явно все еще чувствовавшего себя ответственным за неудачу с дорогой и то, что их Рождество оказалось таким недомашним и неуютным.
– Она не любит холод. Я обещал прислать фотографии, пока они со Стефаном в Лондоне.
– Каким еще Стефаном? – Курт разом забыл про мороз и усталость.
– Линдманом, – на лице Магнуса застыло выражение ужаса, словно он только что сдал заговор против короля. – Думал, ты знаешь, что они встречаются, – Мартинссон пожал плечами, отчего его рюкзак забрякал язычками молний.
Валландер почувствовал себя одновременно обманутым и беспричинно-радостным.
Его расстраивало, что в привычку дочери прочно вошло порождение недомолвок и секретов, словно она была подростком, хотя она давно уже была взрослым, самостоятельным человеком. Однако, сейчас его по-глупому накрыло облегчение от того, что… Что? Что Линда не встречается с Магнусом? Или, все же, что Магнус не встречается ни с кем, а значит…
– Нет, не знал. Скорее, было похоже, что участь стать немного Валландером грозила тебе, – в итоге честно выдал он Мартинссону, делая последние усилия на пути к лесной опушке.
– Я думаю, мне все еще это грозит.
Валландер вопросительно вскинул бровь, но не успел ничего сказать.
Они оказались на самом верху пригорка, под которым расстилался небольшой, сплошь усеянный рождественскими огнями поселок, словно сошедший с картинок или, скорее, был из тех, что можно уменьшить и поместить в шарик с искусственным снегом, который надо трясти, чтобы устроить настоящую пургу.
Курт моргнул несколько раз, когда в уголке глаза что-то вспыхнуло, думая, что туда попала отмерзшая ресница, но всполох повторился, а затем еще и еще, пока весь небосвод вдруг не вспыхнул зеленым и подвижным, словно жидким, огнем, будто кто-то разжег на небе огромный кострище. Пламя северного сияния заколыхалось, словно кулиса, то и дело давая звездам и луне выглядывать из-за нее, будто волнующимся актерам.
Они немо смотрели на это невероятное зрелище, раскрыв рты от изумления. Молчание прервал неровный голос Мартинссона:
– С Рождеством, Курт. И прости, что я его испортил.
Магнус оказался так близко, что Валландер видел белый иней на кончиках ресниц, более темные, наверняка раскрасневшиеся от мороза, щеки и нос, и отражение северного сияния в глазах. Но недолго, потому что Мартинссон припал к его губам, будто в поисках кислорода. Холодная, сухая и обветренная кожа казалась хрупкой, но Курт все равно жадно сминал Мартинссоновские губы своими. Обнять его как следует мешали перчатки, объемная зимняя одежда и то, что они оба уже почти не владели своими конечностями, так что он только притянул к себе поближе молодого человека за шарф. У поцелуя был вкус мороза и сладкой болезненности и – совсем немного – северного сияния, обнимающего их мягким светом и посылая их единую длинную тень гулять по лесу, откуда они только что вышли.
– Не испортил, - тихо произнес Курт, как только поцелуй сам собой распался под напором низких температур. В животе же Валландера, наоборот, осело тепло. – И подарок вышел замечательный.
Он снова глянул на северное сияние, теперь лижущее небосвод синим и фиолетовым цветами с золотой каймой.
– Ты про…
– Я про все, – Курт широко ухмыльнулся, игнорируя болезненно треснувшую от мороза губу.
– В любом случае, у меня есть для тебя кое-что еще. Только давай, наконец-то, доберемся до тепла и горячего чая – я ничего уже почти не чувствую.
Мартинссон мягко толкнул Курта в плечо, и они практически бодрым шагом пошагали в поселок внизу, все еще омываемый небесными огнями. Может, в этом и есть смысл Рождества, думалось Курту. В простых маленьких чудесах, меняющих в одночасье все.

@темы: Kurt Wallander, Magnus Martinsson, Сказки Зимнего Истада, слэш, фанфики

Комментарии
2013-12-26 в 15:38 

Трисс
решительно деепричастен (с)
В шапке фика вместо "мини-мини" прочитала "мимими"))))
Очитка в кассу) Сплошное мимими:)
Спасибо:)

2013-12-26 в 16:32 

Lady_Ileina
and I think to myself: "What a wonderfull world.."
Как здорово! Прямо как будто сама в Швеции побывала. :white:

2013-12-26 в 16:40 

SHERLOCK_RDJ
Stay frosty.
– Нет, не знал. Скорее, было похоже, что участь стать немного Валландером грозила тебе, – в итоге честно выдал он Мартинссону, делая последние усилия на пути к лесной опушке.
– Я думаю, мне все еще это грозит.
:lol::five::five::five:
Шикарный фик! :heart: Давно хотела что-то подобное, чтобы Курт и Магнус по уши в снегу:crazylove: Спасибо за подаренное настроение! :heart:

2013-12-26 в 17:52 

lekai
Feci quod potui, faciant meliora potentes
Сказочный фик и сказочное настроение после прочтения. Спасибо

2013-12-26 в 18:21 

Мартинссон, бесишь!
My inner song of steel, electricity & disappointment. And yours?
В шапке фика вместо "мини-мини" прочитала "мимими"))))Очитка в кассу) Сплошное мимимиСпасибо
В мимими я не силен, но пожалуйста XD Рад. что понравилось :3

Как здорово! Прямо как будто сама в Швеции побывала.
:shy: Надеюсь, все-таки побываете сами в Швеции и все увидите своими глазами

Шикарный фик! Давно хотела что-то подобное, чтобы Курт и Магнус по уши в снегу Спасибо за подаренное настроение!
Так нет же ничего проще - берешь мальчиков и кидаешь их в Лапландию. Даже извращаться не надо - прироа все сама сделает остальное хД

Сказочный фик и сказочное настроение после прочтения. Спасибо
Пожалуйста :3 Надеюсь, вам стало хоть сколько-нибудь рождественско после :3

2013-12-26 в 18:50 

SHERLOCK_RDJ
Stay frosty.
Мартинссон, бесишь!, мне их немного жалко, вот так сразу, незакаленных и в мороз :D

2013-12-26 в 19:01 

Мартинссон, бесишь!
My inner song of steel, electricity & disappointment. And yours?
SHERLOCK_RDJ, не с голыми попами же)

2013-12-26 в 19:04 

SHERLOCK_RDJ
Stay frosty.
2013-12-26 в 20:13 

tatit
Мартинссон, бесишь!, спасибо! Прекрасно как! Такой чудесный фик. очень рождественский и милый!!!!:white:

2013-12-26 в 20:15 

Мартинссон, бесишь!
My inner song of steel, electricity & disappointment. And yours?
tatit, спасибо :shy:

2013-12-26 в 22:18 

Natafree
Хоть в фанфиках снега и мороза поищу, раз за окном днем с огнем не сыщешь. К тому же еще и северное сияние! Ух!

2013-12-27 в 08:37 

Криштя
Sometimes the within is piano black
прям настроение новогоднее подарило :inlove:

2013-12-27 в 14:16 

Мартинссон, бесишь!
My inner song of steel, electricity & disappointment. And yours?
Natafree, надеюсь. у вас будет достаточно снега на нг :3

прям настроение новогоднее подарило
:D я рааад, для того оно и писалось

2013-12-27 в 15:13 

Vardek
...check for life signs
Мартинссон, бесишь!,
Как красиво: зима, мороз, много снега, аврора и романтика. Пусть и промерзшая насквозь, но романтика.
Чудесно! :heart:

2013-12-27 в 15:17 

Мартинссон, бесишь!
My inner song of steel, electricity & disappointment. And yours?
Vardek, зато какая привентивная мера от всяких непотребств до свадьбы! :lol: Мальчики долго не забудут *примерзание ртами* такой поцелуй. это точно :3
Очеень счастлив, что тебе понравилось :shy:

2013-12-27 в 22:20 

Umbra Ignis
Творческая личность. Такое могу натворить...
Мороз и Солнце... Великолепно, атмосферно (зимняя романтика, мррррр ) и вообще :bravo::bravo::bravo:

2013-12-27 в 23:34 

uchilochka
Офигенно! ) Празднично так!

Спасибо!

   

главная